ДЕТСКАЯ НЕПОСРЕДСТВЕННОСТЬ

Слово «по-детски» – это выражение, которое люди по своей легкомысленной и необдуманной манере речи в большинстве случаев употребляют неверно.

Инертность духа мешает внутренне ощутить это выражение в такой мере, чтобы суметь правильно постичь его. А тот, кто не постиг его во всей полноте, никогда не сможет правильно им воспользоваться.

И тем не менее именно детская непосредственность предлагает людям прочный мост для восхождения в Светлые Высоты, для осуществления возможности созревания каждого человеческого духа и совершенствования ради вечного бытия в этом Творении, которое является Домом Бога-Отца, предоставленным Им в распоряжение людей, если… они пребывают в нём угодными Ему гостями. Гостями, которые не причиняют вреда в милостиво предоставленных лишь для пользования помещениях с всегда изобильно накрытыми столами.

Но как же далёк ныне человек от так необходимой ему детской непосредственности!

А ведь без неё он не сможет достичь ничего для своего духа. Дух должен обладать детской непосредственностью, ибо он, даже достигнув полной зрелости, есть и будет дитя Творения.

Дитя Творения! Здесь заключён глубокий смысл, ибо он должен развиться до дитя Божьего. Достигнет ли он этой цели, зависит исключительно от уровня познания, которым он по своей воле готов овладеть в странствии через все Вещественные миры.

Однако эта готовность должна проявиться в действии. На духовных уровнях воля одновременно является действием. Воля и действие там всегда едины. Но так происходит только на духовных уровнях, не в Вещественных мирах. Чем плотнее и тяжелее уровень Вещественного мира, тем отдалённее действие от воли.

То, что плотность сдерживает, видно уже по звуку, который при движении должен пробиваться через вещественное, задерживающее его в зависимости от рода плотности. Это ясно обнаруживается уже на небольшом расстоянии.

Если человек колет дрова или забивает гвозди в балку на какой-нибудь стройке, то можно ясно увидеть, как он ударяет своим инструментом, в то время как звук доходит лишь через несколько секунд. Это так бросается в глаза, что, вероятно, каждый человек хоть однажды уже наблюдал это.

Подобно этому, но гораздо сложнее, соотношение между волей и действием человека на земле. Воля вспыхивает в духе, мгновенно превращаясь там в действие. Однако для того, чтобы воля зримо воплотилась в Грубой вещественности, ей требуется ещё и грубо-вещественное тело. Только в импульсе каждое тело действует через считанные секунды после вспышки воли. При этом исключается длительная работа переднего мозга, который в противном случае является посредником на пути от воли до влияния, оказываемого на действия тела.

Обычный путь занимает несколько большее время. Порою действие очень слабо выражено или вообще не происходит, потому что воля ослабела на этом долгом пути или была совершенно подавлена напряжённо работающим рассудком.

При рассмотрении этого я хотел бы дать некое, собственно говоря, не относящееся сюда указание на проявления Закона Притяжения Подобного в Творении, на которые не обращают внимания, но которые всё же отчётливо видны в человеческих поступках:

Земные законы человеческого общества выработаны земным рассудком и им же проводятся в жизнь. И поэтому обдуманные рассудком планы, то есть умышленные действия, наказываются как таковые строже и оцениваются как большее зло, чем действия, совершённые в состоянии аффекта, то есть неумышленные. В большинстве случаев за этими последними признаются смягчающие обстоятельства.

В действительности тут есть незаметная для человека взаимосвязь, состоящая в подобии деятельности рассудка под принуждением Закона Творения для всех тех, кто безоговорочно подчиняется рассудку. Им это совершенно понятно.

Тем самым, не зная об этом, большую часть искупления вины за совершённый в состоянии аффекта проступок относят к Духовной сфере. Законодатель и судья даже не подозревают об этом, ибо исходят из совсем других, чисто рассудочных принципов. Однако при более глубоком размышлении и знании действующих Законов Творения всё это предстаёт перед нами в совершенно ином свете.

Тем не менее и в других земных приговорах и суждениях живые Законы Божьи в Творении действуют абсолютно самостоятельно, сами по себе, свободные от земных человеческих законов и понятий. Ведь ни одному серьёзному человеку не придёт на ум, что действительная вина, а не только лишь заклеймённая людьми как таковая, одновременно с понесённым наказанием, продиктованным земным рассудком, может быть снята и перед Законами Бога!

Это по сути два отдельных мира, существующие уже тысячелетиями, поделённые действиями и мыслями человека, хотя они должны быть лишь одним миром, в котором действуют только Законы Бога.

Посредством такого земного наказания искупление может происходить, только если законы и наказания полностью согласуются с Божьими Законами Творения.

Однако существуют аффекты двоякого рода. Во-первых, уже описанные, которые, собственно говоря, следовало бы назвать импульсами, и, кроме того, аффекты, вспыхивающие в переднем мозге, то есть не в духе, и принадлежащие к отделу рассудка. Они неумышленны, но не заслуживают такого же смягчения, как импульс-действия.

Но точно установить в этом справедливое различие смогут только те люди, которые знают все Законы Бога в Творении и осведомлены об их проявлениях. Это пока что удел грядущего, когда и среди людей не будет больше действий по произволу, ибо они достигнут такой зрелости духа, которая во всех их делах и мыслях позволит им вибрировать только в Божьих Законах.

Это отступление должно лишь побудить к размышлению и не является непосредственной целью настоящего доклада.

Отметим только, что воля и действие на духовных уровнях едины, однако на вещественных уровнях они разделены природой вещества. Поэтому Иисус и сказал некогда людям: «Дух бодр, да плоть немощна!»
То есть плоть, под которой здесь понимается грубая вещественность тела, претворяет в действие не всё то, что уже было волей и действием в духе.

Однако и на земле в своём грубо-вещественном облачении дух мог бы принудить к тому, чтобы из его воления всегда возникало грубо-вещественное действие, не будь он для этого слишком инертен. Он не может возложить ответственность за эту инертность на тело, ибо тело дано каждому духу только как инструмент, которым он должен научиться владеть, чтобы правильно пользоваться им. –

Итак, дух есть дитя Творения. И он должен быть в нём подетски непосредственным, если хочет выполнить ту задачу, которая предназначена ему в Творении. Высокомерие рассудка заставило его отдалиться от детской непосредственности, ибо он не мог «осознать», чем она в действительности является. Однако тем самым он утратил опору в Творении, которое, для того чтобы сохранить себя здоровым, должно теперь изгнать его как чужака, нарушителя спокойствия и вредителя.

И так и произойдёт, что своими ложными мыслями и действиями люди сами выроют себе могилу. –

Как это странно, что любой человек, желающий хоть однажды по-настоящему испытать на себе воздействие Рождественского праздника, должен сначала постараться мысленно перенестись в детство!

Ведь это следует рассматривать как довольно отчётливый признак того, что как взрослый он вообще не способен пережить Рождественский праздник в ощущении. Это совершенно ясное доказательство того, что он утратил нечто, чем обладал, когда был ребёнком! Почему же это не заставляет людей задуматься!

И снова инертность духа мешает им серьёзно заняться этими вопросами. «Это для детей, – думают они, – а у взрослых совсем нет времени на это! Им нужно обдумывать нечто более серьёзное».

Более серьёзное! Под этим более серьёзным они подразумевают лишь погоню за земными вещами, то есть работу рассудка! Рассудок быстро оттесняет воспоминания далеко назад, чтобы не лишиться первенства, если однажды будет предоставлено место ощущению!

Во всех этих фактах, кажущихся столь мелкими, можно было бы распознать важнейшие вещи, если бы только рассудок отпустил на это время. Но главенство за ним, и он борется за него со всей хитростью и коварством. То есть на самом деле борется не он, а то, что использует его в качестве инструмента и скрывается за ним, – тьма!

Она не хочет, чтобы в воспоминаниях был найден Свет. А как жаждет дух обрести этот Свет, почерпнуть из Него новые силы, вы можете осознать по тому, что с воспоминаниями о Рождестве детских лет пробуждается и некое неопределённое, почти мучительное томление, которое способно на время смягчить многих людей.

Это смягчённое настроение могло бы стать лучшей почвой для пробуждения, будь оно использовано тотчас же и со всей силой! Но, к сожалению, взрослые при этом лишь предаются грёзам, а возникающая сила расточается, легкомысленно утрачивается. И в грёзах эта возможность проходит мимо, не будучи в состоянии принести пользу или найти применение.

Даже если иной человек и обронит при этом несколько слезинок, он устыдится этого, постарается скрыть их, возьмёт себя в руки физическим усилием, в чём так часто проявляется неосознанное сопротивление.

Как много уроков могли бы люди извлечь из всего этого. Не напрасно вплетается в воспоминания детства тихая грусть. Это неосознанное ощущение, что утрачено нечто, оставившее после себя пустоту, неспособность ощущать по-детски.

Но ведь вы сами, несомненно, не раз замечали, как прекрасно и живительно действует одно лишь безмолвное присутствие всякого человека, в глазах которого время от времени вспыхивает детская непосредственность.

Взрослые не должны забывать, что детская непосредственность не есть ребячество. Но вы не знаете, почему детская непосредственность может так воздействовать, что это такое вообще! И почему Иисус сказал: «Будьте как дети!»

Чтобы проникнуть в суть того, что такое детская непосредственность, вы должны сначала уяснить себе, что она отнюдь не привязана к самому ребёнку. Ведь вы, без сомнения, сами знаете детей, которым недостаёт действительно прекрасной детской непосредственности! Итак, есть дети без детской непосредственности! Злой ребёнок никогда не будет производить впечатление детской непосредственности, равно как и плохо воспитанный, то есть невоспитанный!

Из этого ясно следует, что детская непосредственность и ребёнок – это два не зависящих друг от друга понятия.

То, что на земле называется детской непосредственностью – это ветвь воздействия из Чистоты! Чистоты в более высоком смысле, а не только в человечески-земном. Человек, живущий в луче Божественной Чистоты, предоставляющий в себе место лучу Чистоты, обрёл тем самым и детскую непосредственность, будь это ещё в детском возрасте или уже как взрослый.

Детская непосредственность – это результат внутренней чистоты или знак того, что такой человек предан Чистоте, служит ей. Ведь всё это только различные обороты речи, а в действительности – одно и то же.

Итак, только внутренне чистый ребёнок может производить впечатление детской непосредственности, и только такой взрослый, который лелеет в себе чистоту. Поэтому и действует он ободряюще и живительно, вызывает доверие!

А туда, где есть истинная чистота, может войти и истинная любовь, ибо Божья Любовь действует в луче Чистоты. Луч Чистоты – это путь, по которому она ступает. Она была бы не в состоянии идти другим путём.

К тому, кто не принял в себя луч Чистоты, никогда не найдёт доступа луч Божьей Любви!

Однако человек лишил себя детской непосредственности, отвернувшись от Света из-за своего одностороннего рассудочного мышления, ради которого он пожертвовал всем, что могло возвысить его, и таким образом прочно приковал себя тысячью цепей к этой земле, то есть к Грубой вещественности, которая будет держать его в своей власти до тех пор, пока он сам не освободится от неё, что, однако, не может произойти путём земной смерти, а только в духовном пробуждении.